Veter Darko
...у Неба для людей есть бесконечное множество дорог (с)
...наблюдениями игрока. Долго я пытался осознать о чем все-таки была игра лично для меня и сегодня дурную голову таки пробил инсайт. Мастера говорили о "северном мужестве", я честно ехал играть в войну обреченных, а на самом деле получилось так, что моя игра стала про Искажение и его последствия для фэа.
Метку "затронутого Тьмой" мне выдали в благодарность за мою кривую квенту прямо сразу в начале игры. К концу своей короткой жизни персонаж обрел привычку задумчиво перебирать пальцами приколую к воротнику булавку-метку (которой по игре, рзумеется не существовало, но как некий символ она прекрасно ложилась в пальцы) и горьковато-жутко-светло улыбаться. В первую же ночь существо бросалось на орков в общем орущем строю абсолютно молча и зло прищурившись. В первое же утро укусивший-таки паук получил в ответ на свое нехорошее деяние только несколько тихих ругательств сквозь зубы, а мое горло горело от сдерживаемого злого шипения. сделавшего бы честь любой Морготовой твари. В первый же день в тихом и гостеприимном Оссирианде мудрая из народа нандор сказала, что путь которым следует существо приведет его к гибели. Тогда же Квэллорэ просто сказал "я знаю" и горячо поблагодарил мудрую за слова, которые воспринял как предсказание и потому - с искренним облегчением. В первый же вечер лежа на спине во дворе Ангбанда, закинув связанные руки за голову существо искреннее и без всякого страха смеялось над тупыми орками и радовалось подступающей к небу грозе. Переосмыслив могу сказать - нет, это была не истерика, а это что-то да значит. Ночью оно внезапно поняло, что после стольких лет скитаний в одиночестве у него вновь появилась семья. Утром оно погибло в Пустошах с оскалом на губах. Днем вернулось к своей крепости неупокоенным духом. Остаток вечности выводило из Пустошей заплутавших странников, не поверив в благие и тихие сады Лориэна и отказавшись от покоя Амана.
Что такое Искажение? Ну для начала, мне было бы очень интересно узнать, чья именно неверная нота затесалась в судьбу двух близнецов, один из которых стал ярким и коротко-живущим фанатиком-вспышкой, а вторая (второй, уже - второй) стал горящим торфом на болоте - темным дымным пламенем, которое почти невозможно погасить. Искажение это когда эльф рожденный в Амане скалится на орка и орк отшатывается. Когда близость смерти вызывает искреннюю счастливую улыбку. Когда со словами красивой девушки о том, что она уже давно мужчина не решаются спорить. Когда однажды отвергнувший зов Мандоса дух получает шанс спасти свою фэа, но снова отвергает дар, уже в палатах Лориэна и от предложенного вина, исцеляющего душу к горлу подкатывает ком тошноты. Список можно продолжать еще долго.
Больше всего меня поражает и одновременно пугает одно: при всем колличестве Тьмы на сути существо осталось болезненно и ошеломляюще светлым - без капли сомнения жертвующим собой ради других, верным своему слову, стремщимся помощь как можно большему количеству Странников, чтобы не один из них не погиб так же глупо и бессысленно. Наверное, все-таки.... нет, я практически уверен в том, что такая скорая по игровым меркам смерть стала для этого персонажа великим благом. Боюсь представить что еще оно могло бы натворить и сделать. Последнее - в первую очередь с самим собой.

P.S: Да, и Квэллорэ все-таки было изначально прозвищем, потому как ни один родитель эльф не назвовет своего сына "Сердцем (Душой) Увядания".