17:09 

...

Veter Darko
...у Неба для людей есть бесконечное множество дорог (с)
Умер великий Пан!
Из легенды, изложенной древнегреческим историком Плутархом (ок. 45—127) в его сочинении «Об упадке оракулов» (гл. 17). Однажды в царствование императора Тиберия из Пелопоннеса (Греция) в Италию шел корабль с грузом и людьми. Когда он проходил мимо острова Паксос, с берега кто-то окликнул египтянина Фармуза, кормчего корабля. Тот отозвался, и неизвестный голос велел ему, чтобы тот, когда корабль будут проходить другой остров — Палодес, возвестил там, что «умер великий Пан». Кормчий так и сделал, и со стороны Палодеса до него тут же донеслись плач и стенания.
По древнегреческой мифологии Пан был богом, покровителем стад и пастухов, а позднее считался божеством, охранявшим всю природу. Поэтому, когда о случившемся сообщили в Рим, император Тиберий и весь город пришли в большое смятение. Тиберий, по сообщению Плутарха, собрал совет ученых мужей, чтобы те объяснили ему, что это значит ичто отсюда может последовать. Те сказали, что Пан, будучи сыном бога Гермеса и смертной женщины Пенелопы, обладать бессмертием богов не может, поэтому его смерть не есть нарушение порядка вещей и никаких катастроф ожидать не следует.
Позднее христианские историки стали видеть в этом эпизоде особую символику. Поскольку именно в эпоху Тиберия христианство стало вытеснять в Риме язычество, то возглас, возвестивший о смерти языческого бога, стали трактовать как поражение веры ложной и утверждение веры истинной. Именно в таком ключе передал эту легенду Франсуа Рабле в своем романе «Гаргантюа и Пантагрюэль» и тем самым весьма способствовал популяризации этого предания.
Впоследствии некоторые ученые-историки античности стали полагать, что этот возглас, который звучал как «фамуз хо панмегас тефнеке», был просто неверно истолкован. «Фамуз» в данном случае сирийское наименование бога Адониса, «панмегас» означает «величайший», а сам возглас и стенания суть только обряды, составные части его культа. Случайное сходство имени бога и кормчего и стало причиной недоразумения.
Иносказательно: конец одной исторической эпохи и начало другой.
(с) составитель: Вадим Серов

Могила Пана
«Смотрите», сказали они, «этот древний Пан мертв, давайте теперь сделаем для него гробницу и памятник, чтобы ужасное поклонение давних времен можно было запомнить и избегать подобного впредь». Так сказали люди из просвещенных стран. И они построили белую могучую гробницу из мрамора. Медленно она росла под руками строителей и все выше каждый вечер после заката ее золотили лучи уходящего солнца.
И многие оплакивали Пана, пока строители делали свое дело; многие оскорбляли его. Некоторые призывали строителей остановиться и оплакать Пана, а другие требовали от них вовсе не оставлять никакого мемориала такому позорному божеству. Но строители надежно делали свое дело.
И в один день все было кончено, и гробница стояла подобно крутому утесу. И образ Пана был вырезан на ней – с опущенной в унижении головой и с пятами ангелов, попирающих его шею.
И когда памятник был окончен, солнце уже село, но закат розовел на огромном барельефе Пана.
И теперь все просвещенные люди пришли, увидели гробницу и вспомнили Пана, который был мертв, и все порицали его и его злобный век. А некоторые плакали о смерти Пана в отдалении.
Но вечером, когда он прокрался из леса и проскользнул, подобно тени, по холмам, Пан увидел гробницу и рассмеялся.
(с) Лорд Эдвард Дансени

Зеленая мантия. Отрывки.
«Нет имени для таких, как ты, – думала Али. – Люди видят лишь один избранный тобой облик и зовут тебя по нему...
... Но разве я не знала тебя всю жизнь? Разве не ты сменяешь времена года и заставляешь кровь течь по жилам? Разве не ты учил меня дышать, пока я спала в материнском лоне? Ты учил моё тело расти, а сердце – узнать тебя. На книжной странице, в мелодии, в узоре ветвей на фоне неба, в полёте птицы, в глазах кошки, в запахе цветка…»
...
Что Льюис говорил о тайне?
Он всегда был отражением того, с чем приходили к нему люди.
Так, если вы приходите к нему с ненавистью и похотью, то и в нем увидите их отражение. Но если прийти к нему с добром, без зла… Никто не совершенен, но если ты стараешься быть хорошим и приходишь к нему с добром, тогда и он для тебя будет хорошим – разве не так?
...
Это оказалось так просто, что она готова была расплакаться. Тайна – это лишь то, что ты ей приносишь.
(с) Чальз Де Линт

Собственно, это все, что я хочу сказать по вопросу о том, во что именно верю.

URL
   

Немного цинично о вечном и чистом

главная